В этой теме 0 ответов, 1 участник, последнее обновление  Nadyn 3 мес., 1 неделя назад.

Просмотр 1 сообщения - с 1 по 1 (всего 1)
  • Автор
    Сообщения
  • #50135

    Nadyn
    Участник
    • Сообщений: 10
    • Адепт
    0
    0

    Вечер… Вечер «радовал» отвратительной погодой и практически полной темнотой. Дождь за окном косыми струями щедро поливал землю, практически затапливая невинные растения и заствляя животных искать убежище как можно выше, ветер жутко завывал в деревьях и безжалостно ломал их хрупкие тонкие ветви, изредка черное небо освещалось изломанными молниями, а предшествовавший им гром больше походил на предсмертный рык какого-нибудь чересчур опасного хищника. Погода словно стремилась без слов передать все те чувства, что разрывали сейчас мою душу. Хотя почему стремилась… Она и передавала: четко, ясно, правильно. Гнев, обида, горечь, ненависть, страх с недавних пор поселились во мне, мешая думать, рассуждать, анализировать. Сейчас я хотела только одного: убивать. Причем убивать бездумно и безжалостно, как и положено настоящей Хозяйке Стихий.

    Мать всегда неустанно твердила, что с нашим даром-проклятием спасти этот мир от нас самих может только полный самоконтроль. И я старалась. Видят боги, я действительно каждую минуту старалась держать свои чувства в узде. До сегодняшнего вечера. Сегодня же… Они заплатят. Все заплатят. Я не остановлюсь ни перед чем. Я разнесу этот город по камешку, я вспомню о дремлющей во мне силе, я…

    В руки ткнулась горячая пузатая кружка. Успокоительный отвар. Ромашка, календула, какие-то еще травы… Я никогда не могла запомнить их название. Да и зачем?

    — Тебе не кажется, что этот город уже получил достаточно водных процедур? – С иронией поинтересовалась тетушка Сара. Она следила за мной в отсутствие матери. Не имея дара, именно она стала настоящей доброй феей нашего рода. Кто каждый раз помогал приводить в порядок нервы наследницы? Тетушка. Кто следил за постоянным притоком успокоительного в аптечке рода? Тетушка. Кто всегда знал нужные слова утешения, вот прям как сейчас, когда сердце просто разрывалось от горя, безнадежности, усталости? Тетушка.

    Травы, естественно, положение дел не спасли. А вот наглая младшая сестра с ее замечанием в чувство привела:

    — Да что ты с ней возишься? Пусть дальше ноет. А женишка ее, козла несносного, как раз в это время прибьют по-тихому.

    Подчиняясь моим чувствам, земля встала дыбом и резко опала. Суки! Все суки! Ненавижу!

    — Сандра! Землетрясение зачем устраивать? Ладно, у нас дом заговоренный. О соседях ты подумала?

    Я раздраженно зашипела:

    — Ненавижу! Всех ненавижу! Тётя, где мой костюм???

    — Совсем девка головой поехала. Куда ты пойдешь с таким лицом? Тебя даже зомби испугаются!

    — Костюм, тётя!

    Небрежный пас рукой – и мелкая надоеда, почему-то названная моей сестрой, была мгновенно выметена за дверь небольшим смерчем. Они хотели войны? Они ее получат!

    Черный классический брючный костюм, в котором и перед императорскими очами предстать не грех, появился на постели через несколько минут. Как всегда идеально выглажен и так же идеально сидит на мне. Тонкая талия, аппетитные формы, длинные рыжие волосы, небрежно забранные в хвост, ноги от ушей, ухоженные руки, унизанные кольцами пальцы, красный лак на ногтях – все, как любят мои обидчики. Идеальная женщина, идеальная пара, идеальный маг. Но даже маги порой выходят из-под контроля. И сейчас «идеальная женщина» превратилась в идеального убийцу, готового разнести в клочья всех, кто рискнул бы встать у нее на пути.

    Портал – и вот уже я в центре многострадальной столицы, у городской тюрьмы. Что ж, развлечемся…

    Каменные стены послушно встали на дыбы от одного только движения тонко очерченной черной бровью. Ледяные струи дождя, привычно огибая меня, хлестали с такой силой, что ни один ретивый служака не решился выглянуть наружу и попытаться проверить, с чего вдруг камень в стенах зажил собственной жизнью. Небольшой смерч – и вот уже готов проход: ветер, полностью подчиняясь моей воле, раздвинул преграду, позволяя хозяйке беспрепятственно проникнуть внутрь.

    Камеры, камеры, камеры… Да сколько ж вас здесь… А вот и та, что нужна мне. Чувствую жениха. А с ним – и остальных. Их держат всех вместе. Это даже к лучшему. Мне не придется терять драгоценное время, разыскивая узников по этажам.

    Марк, Соня, Мара, Влад. Никакого удивления на лицах.

    — С тебя десять злотых, Мара.

    Влад. Они еще и спорили, развлекались, ожидая меня. Дурачье.

    Всё тот же преданный ветер легко, словно пушинку, вырвал металлическую решетку из стены. Кандалы сразу же спали с ног и рук друзей.

    — И кого ждем?

    — Вечно ты бежишь куда-то, — проворчал Марк, потирая затекшие руки и пытаясь устоять на ногах.

    — Движение – жизнь. Тем более, здесь, несмотря на отвратную погоду, скоро будет слишком уж людно.

     

    Горячий глинтвейн разлит по кружкам в маленькой столовой, небольшой уютной комнатке, только для своих, мало кому известной в моем доме, по мнению многочисленных завистников и злопыхателей, слишком уж похожем на императорский дворец.

    — Ну, за нашу прекрасную спасительницу! – Влад. Мальчишка. Вечный шут. Как и положено шуту, небольшого роста и хилого телосложения. Низкого происхождения. Всего лишь сын купца, пусть и снабжающего продуктами стол Его Величества. Зато с неунывающим веселым характером и задорно блестящими большими голубыми глазами. Холостяк. Хотя, думаю, скоро все изменится: слишком уж продуманно и расчетливо ведет на него охоту наша графиня Мара.

    — Лучше за то, чтобы этот урод наконец-то по-тихому сгинул где-нибудь в морской пучине. Правда, рыб и гадов мне все же жалко: отравятся ненароком.

    — Сандра! Ты говоришь о советнике Его Величества!

    Соня. Тонкие красные губы скривились в жесткой ухмылке, темно-синие глаза миндалевидной формы смотрят с презрением. Любит она нашу власть, ту, что самими богами нам дана, за какие только грехи, понять не можем, ой, любит.

    — Вот пусть ему и икается. Хотя бы.

    Мерзкий тип. Герцог Артур Арвейтиский, граф Ромадский и прочее, прочее. Метр в прыжке, даже если обувь с каблуками, с непропорциональным, кривым телом и перекошенным лицом. Говорят, в детстве по глупости колдунье сильной надерзил, та «ответку» и прислала. Теперь от него спасу нет никому: не только уродливое, но и злобное и желчное создание получилось. А уж завистливый и тщеславный! Если бы императорская семья древнейшей клятвой крови и сильной родовой магией с престолом связана не была, давненько всех истребил бы и сам на трон радостно уселся.

    После третьего бокала народ согрелся, разомлел, захотел спать – сказалось переутомление, ну и холодная камера дала о себе наконец-то знать. Отправив и Соню, и Мару, и Влада в их личные покои, я решительно повернулась к жениху. Марк. Единственный в своем роде. Вместилище всех достоинств: высокий, красивый, с настоящими аристократическими чертами лица: тонкими губами, аккуратным носом, большими, вечно смотрящими с любопытством на мир карими глазами; умный, ловкий, богатый, знатный. Мечта всех женщин Империи. Как же долго мы с ним притирались друг к другу, выясняли, кто в нашей паре главный, кому руководить, кто станет главой семьи. До сих пор не выяснили. Вот и теперь они, всей группой, отправились разбираться с этим уродцем, и даже не не поставили меня в известность!

    — Почему вы не дождались меня? Договорились же действовать все вместе!

    Сильные мужские руки, на спор ломающие железные прутья, нежно  сомкнулись на моей талии. Это меня так пытаются сбить с темы? Действенный способ, не спорю. Но…

    — Не ворчи. Сделанного не изменишь. И вообще, тебе не кажется, что у нас есть более интересные темы для обсуждения?

    Горячие шелковые губы аккуратно припали к жилке на моей шее. Соблазнитель. Но, боги, как же хорошо!

     

    — Госпожа, к вам посыльный от Его Светлости Артура Арвейтиского, — мажордом, старый преданный слуга, практически член семьи, величественно вплыл в «синюю» гостиную, комнату для официальных приемов. Расположенная на первом этаже моего поистине огромного дома, выкрашенная в темно-синий цвет (у меня в тот момент было отвратительное настроение, а после покраски менять ничего я не захотела), она служила скорее для отпугивания нежелательных посетителей, нежели для серьезных разговоров. Для последней цели я обычно отправляла гостей в свой рабочий кабинет в другом крыле. Но вот посыльного от мерзкого ненавистного герцога видеть в личном кабинете я точно не желала. Да и вообще, что-то поздновато прибыл этот тип. Я ждала его с самого утра, а он оказался у меня только после обеда. Его Сиятельство изволили бушевать? Или перепуганные слуги побоялись беспокоить своего господина по такому пустяку, как ночной побег важных заключенных и наполовину разрушенная государственная тюрьма?

    Паренек, появившийся в комнате, ощутимо трясся от страха. С низким поклоном передав мне свиток, запечатанный фамильным перстнем семьи Арвейтиских, несчастный слуга практически сжался в комок у двери. Это кто ж его так, болезного, напугал? Хозяин? Или то меня, грозную, чужая челядь боится?

    Документ был составлен грамотно, по всем правилам, что, впрочем, и не удивительно, герцог известный знаток этикета, знает всё на свете, включая мелочи: «Её Светлости, герцогине… Прошу принять к сведению…» Ля-ля-ля. В общем, ничего нового из перечисления своих титулов я не узнала. Ну и плюс парочка общих фраз. Мол, отдай дружков по-хорошему. Или плохо тебе, детка, будет. М-да. Этот урод совсем с головой не дружит. Грозить мне, кузине самого Императора, десятой претендентке на престол? Дебил явно. Или он искренне верит, что его влияние на Вернона II окажется сильнее семейных уз?

    — Ответа не жди.

    Слуга, вздрогнув от моего холодного тона, почтительно нагнул голову и уже через секунду быстрее ветра мчался к выходу. Я же решительным шагом отправилась к себе в комнату.

    Обтягивающее темно-синее кожаное платье до колена, кожаные же черные сапожки, хлыст в руке, на голове шляпка по типу  «корзинка для пикника» — писк сезона у безголовых дворцовых кумушек – и я, повернув на пальце фамильное кольцо, позволяющее прямой доступ в комнаты царственного родственника, открываю портал во дворец.

    — Сандра! Какая встреча! Рад тебя видеть!

    Кузен. Нервничает. Впрочем, это и не удивительно. Маленькие мутные голубоватые глазки быстро-быстро бегают из стороны в сторону, холеные руки «записного аристократа» чуть подрагивают. Правильно, братец. Меня надо бояться. Я не твой дурной прихвостень, с магией, в отличие от него, дружу. Да и Силы мне охотно подчиняются. Захочу – через минуту тут камня на камне не останется. Будешь ты со своей родовой защитой на конюшне спать, к мерину своему любимому прижиматься.

    — Ваше Величество.

    Низкий почтительный поклон. Иногда и этикет способен помочь. Сейчас как раз такой случай.

    — Ну что ты, кузина… Ну зачем…

    Действительно, зачем. Я ведь в чудесных отношениях с твоей матушкой, вдовствующей императрицей, Верн. А та до сих пор имеет на тебя более чем сильное влияние. В принципе, мне можно было просто появиться у нее в поместье с заплаканными глазами, и ближе к вечеру у тебя сменился бы советник. А старого доклёвывали бы вороны. Но я всё же девочка добрая. Пока. Если меня не доставать. Я предпочитаю сначала действовать по-хорошему.

    Зала, выкрашенная в нежно-лиловый цвет и обставленная чересчур вычурно, с претензией на роскошь, но совершенно безвкусно, раздражала все рецепторы: на мой взгляд, здесь пахло нафталином, было слишком тихо, а взгляд не мог ни на чем зацепиться, из-за чего глаза бегали без остановки туда-сюда.

    — Ваше Величество, молю, явите свою монаршую волю.

    — Волю??? Явить??? Молишь??? Это что еще за обороты??? Вернон, глупый мальчишка, что ты опять натворил??? Сандра, детка, когда он успел тебя обидеть!?!

    А вот и вдовствующая императрица Ариадна. Высокая, статная, все еще красивая, с пышной копной серых волос и яркими зелеными глазами, в свои семьдесят лет (не возраст для императорской семьи) по-прежнему привлекающая к себе внимание всех высокопоставленных мужчин Империи и вызывающая зависть и зубовный скрежет у женщин чувством стиля, обаянием и легкой походкой.

    Неожиданное появление внеплановой заступницы заставило кузена вздрогнуть и рефлекторно втянуть голову в плечи. Надо будет взять у тетушки пару-тройку уроков по управлению окружающими. Мне до такого умения еще расти и расти.

    — Матушка…

    -Тетушка… Рада вас видеть…

    Глазки в пол, на лицо – румянец. Вот так. Полное смущение и волнение.

    — Дети. Не уходим от темы. Сандра, милая, что этот шалопай уже выкинул? Вернон, в глаза матери смотри! Почему твоя кузина просит о милости??? Кузина, Вернон! Родня! Мало тебя отец порол!

    О, да. Вот с последним я соглашусь целиком и полностью. Жестче братца надо было в детстве воспитывать. Тогда и сор разный в советниках не появился бы.

    — Матушка… Вероятно, у нас с Сандрой возникло недопонимание… Я сам еще не до конца вник в ситуацию…

    Да-да. Расскажи матери, какой ты наивный ребенок. Вряд ли она тебе поверит, правда.

    — Артур.

    Не сказала – выплюнула. Будто комок грязи во рту держала – столько отвращения и брезгливости.

    — Или ты сместишь этого типа с поста советника и отправишь куда-нибудь к гоблинам, или я найду тебе замену. Из близких родственников. Нашел, кого слушать.

    — Матушка…

    — Сандра, девочка моя, что произошло? Вы с герцогом снова поругались?

    Поругались? Ну… Вряд ли разгром городской тюрьмы можно назвать руганью…

    — Он посадил под арест моих друзей и жениха  по ложному обвинению, тетушка.

    — Даже так? Чудесно. Просто чудесно. Вернон, ты знал? В глаза. Мне. Смотри. То есть знал… Так, с тобой я разберусь позже. Сандра, с твоими друзьями в настоящий момент все в порядке? Да? Отлично. Пойдем, девочка моя. Выпьем глинтвейна. Пару бокалов. Заодно и пообщаемся. А у твоего непутевого кузена будет час-полтора, чтобы исправить ситуацию. А я потом проверю…

     

    Мы, Хозяева Стихий, Повелители Природных Сил, жили в Иртане, этом мире, с самого его зарождения. Мы внимательно следили за равновесием среди стихий. Мы избавляли людей от природных катаклизмов и их последствий. Мы считались самой душой природы. С нами было выгодно дружить. Самые влиятельные семьи планеты стремились породниться с нами. Наши вассалы никогда не нарушали данных нам клятв. Мы – слишком могущественный клан, чтобы с нами можно было не считаться. Все правители в мире старались заполучить к своему двору хотя бы одного из нас. Мы слишком хорошо знаем цену своей разрушительной силе, чтобы попытаться встать во главе того или иного государства, хоть соблазны и появлялись, причем довольно часто.

    Но и в тени мы быть не могли: наша сущность не позволяла нам быть на вторых ролях. И потому наш род с давних времен отдавал своих детей в правящие семьи, выдавая замуж девушек или подыскивая невест юношам (последнее случалось довольно редко, так как силы природы чаще всего становились подвластны именно женщинам). Чем крепче связь, тем крепче влияние. Мы знали это. Но то же самое знали и те, кто хотел подняться за счет нас выше отмерянного судьбой.

    Именно поэтому мы с герцогом Арвейтиским с самого нашего знакомства вели войну не на жизнь, а на смерть. Он хотел видеть меня своей законной супругой. Я была против и раз за разом, на конкретных примерах, в виде разрушенного особняка семьи Арвейтиских, объясняла ему, что он не прав. Смириться с таким положением дел советник не желал и всячески пытался усложнить мне жизнь. Когда он по своей дурости арестовал дорогих мне людей, я слетела с катушек. В результате полстолицы пострадало от наводнений и ураганов, а здание государственной тюрьмы оказалось разрушенным.

    Тётушка меня не винила. Нет, Ариадна, женщина сильная, волевая и решительная, на моем месте лично оторвала бы герцогу все выступающие части тела, включая голову, которой он пользоваться не желал, а потом проделала то же с собственным сыном. Так что в моем случае и один, и второй еще легко отделались.

    — Милая, не думай об этом черве. Сегодня же его не будет в Лораде. Столица наконец-то вздохнет свободно.

    Вот даже ни минуты не сомневаюсь. Если дорогой кузен не сможет выкинуть пинком под одно место своего ненаглядного советничка, его мать сделает это сама, причем рука ее не дрогнет: как же, какой-то идиот вдруг посмел покуситься на члена семьи, тем более обладающего даром Хозяина Стихий.

     

    Вечером по всей империи магическим образом разнеслась долгожданная весть о новом советнике Его Величества. Старый, поговаривали, как-то неожиданно стал слаб здоровьем и быстро уехал лечиться на юга. Добровольно.

    Я только равнодушно пожала плечами, услышав очередную байку на этот счет. Народ, доведенный до белого каления жадностью и глупостью  герцога Арвейтиского и всей его семейки, сейчас изгалялся вовсю, приписывая бывшему советнику кучу смертельных болячек. И кому какое дело, что на самом деле Его Сиятельство под усиленным конвоем отправили в самую дальнюю крепость Империи?

    — Как??? Как это случилось??? Я хочу знать подробности!!! – Соня маленьким ураганчиком ворвалась в мою спальню. Еще час назад Мара сообщила, что подруга лежит с мигренью, а значит, на наших традиционных посиделках вина будет выпито намного меньше. И вот пожалуйста: просто воскрешение из мертвых.

    — Как обычно случается отставка? Думать кое-кому надо было при планировании своих действий.

    — Твой кузен при любом раскладе не сдал бы своего любимца.

    — Ну… Есть кое-кто и выше нашего дорого Императора.

    — Вдовствующая императрица? – Вот за что люблю друзей: им ничего не нужно разжевывать. Ну и плюс они всегда в курсе последних дворцовых сплетен. А мне, не терпящей эту обнаглевшую тусовку графов и герцогов, подобный факт только на руку.

    — Да. Тётушка. Нет. Я не ябедничала. Ариадна просто оказалась в нужное время в нужном месте.

    — Да мне как-то фиолетово, каким образом она узнала! Главное – результат! Ты ведь в курсе того, что именно с ним сделали?

    — Не нужно так кровожадно ухмыляться. Его просто сослали, вместе со всей семейкой, естественно, в самую дальнюю крепость до конца жизни. Да, сослали. Не расчленили и не повесили. Соня…

    — Жаль…

    — Он аристократ как-никак.

    — Угу. Это-то и жаль…

     

    Вино из подвалов в честь такого события мы, ни секунды не сомневаясь, достали постарше и подороже: надо же отпраздновать победу. Мелкая пакостница, тринадцатилетняя Анжела, считающаяся по прихоти Судьбы моей сестрой, завистливо косилась на нашу компанию в течение всего обеда, который, по давней семейной традиции, проходил в Голубой Столовой. Во главе стола, как обычно, сидела тетушка. Оно и правильно: именно Сара считается старшей, только не в роду, в семье, пока матушка «в отъезде». Сара же несет ответственность за нас с мелкой, этот дом и слуг в нем. И пусть у нее, как и у Анжи, нет ни капли дара, зато во всем, что касается семейных вопросов, мы с сестрой обязаны слушаться ее как родную мать.

    Правда, мою свободу тётя не ограничивает. Понимает — бесполезное это занятие. Потому и отправимся мы с друзьями сразу же после трапезы на свои обычные «пьяные посиделки». Этот дом зачарован надежно. Еще прапрадед мой постарался. Говорят, великим магом был, нынешним всем до него, как нищему до императора. Прекрасно понимал дальний родич, что не всегда Хозяева Стихий способны своей безмерной силой управлять, потому и обернут этот дом в несколько слоев мощнейших заклинаний – на всякий случай.

    Вот почему и не боится тетя наших частых пьянок: для жилища последствий все равно не будет. А мое здоровье… Тут уж я сама за себя отвечаю.

     

    — Ну и где мы?

    — Ты меня спрашиваешь? Это надо нашей Великой Воительнице вопрос задать. Ты чем ту нечисть лупила? Реальными молниями или иллюзией? И почему сработал стихийный портал?

    — Да я откуда знаю? Боги, моя голова…

    — Её голова. Мне, между прочим, через час надо быть на семейном ужине. Меня замуж выдавать собираются. И что теперь? Как я объясню жениху своё отсутствие? Ну вот что ты молчишь?

    Мы вяло переругивались уже несколько минут, мгновенно протрезвев и тщетно пытаясь понять, куда нас все же выбросил непонятно как и зачем появившийся в секретной комнате портал. М-да… Какой, к демонам, портал в превосходно защищенном жилище? Да к нам даже Император без личного приглашения попасть не может. А тут… Выпили-то всего ничего, пять бутылок. Как раз шестую открыли. И вот сразу после того, как по хрустальным бокалам расплескалась рубиновая жидкость, из стен полезли коричневые существа с присосками вместо лап, тремя хвостами и глазами на антенках.

    Отец всегда учил меня: если тебе угрожают, сначала бей, потом думай. Ну я и ударила. Самым своим мощным заклинанием. Кто ж мог подумать, что оно активирует портал-воронку, в который всю нашу компанию и засосало?

    — А где мы вообще находимся?

    Хороший вопрос. Непонятная серая муть, типа тумана, вокруг. И пятачок земли, на котором нас заботливо разместили. Знать бы еще, кто и с какой целью.

    — Пустые Земли.

    Влад. Наш умник. Если нужно книгу или манускрипт наизусть процитировать, это к нему. И цитату выдаст, и что к чему, объяснит, и точную страницу укажет. Вот только сейчас меня его осведомленность не порадовала. В Пустых Землях пять лет назад пропали мои родители. Здесь же, судя по многочисленным легендам, обитает Мировое Зло, способное за пару секунд разрушить нашу планету, сюда бегут все маги, преступившие закон. В общем, то еще местечко…

    — Спасибо, добрый человек. Порадовал. Чувствую, выйти замуж мне не светит.

    Соня. Ворчит, конечно, для порядка. Никакое замужество ей не интересно. Вот матушка её – та да, каждый месяц практически устраивает торжественные семейные обеды или званые вечера, в очередной раз пытаясь отправить любимую дочурку в новый дом в качестве законной хозяйки и супруги. Соня покорно появляется на всех этих собраниях, строит глазки кавалерам, показывает окружающим, что брюнетки тоже могут быть тупенькими. И все. Никаких серьезных отношений ни с кем у нее не завязывается. Мать шипит от злости и бессилия, дочь откровенно равнодушно пожимает плечами. Мол, не мне ж оно нужно – за твоих женихов выскакивать. Так и живут уже пятый год.

    — Ну и что дальше? Выяснили мы, куда нас забросило. От этого не легче. Выбираться как?

    — Издеваешься? Из Пустых Земель выхода нет.

    — Да ладно. Если есть вход, значит, можно найти и выход.

    — Наивная девочка. Вперед, ищи. Сообщи только, кому свои кости завещаешь.

    — Да уж тебя однозначно переживу.

    Мара и Марк. Стоят отношения выясняют. И даже не думают с места сдвинуться. Все правильно: в таких непонятных ситуациях всю толпу вытаскиваю я. Так каждый раз происходит. Вот только как  быть сейчас? Ума не приложу. Обратиться к стихиям? Так это чистой воды магия. Привлечь она может кого угодно, вплоть до давно вымерших чудищ прошлого. На одной силе природы далеко не уйдешь… А в схватке с более искусным и могущественным магом мы все и пары минут не продержимся… Защита на нас минимальная – родовые кулоны, хранящие от несчастных случаев. Ни колец-накопителей, ни магических побрякушек, ничего. Очень не вовремя мы их сняли перед пьянкой. Но кто ж знал…

    — Сандра! Ты уснула, что ли?!?

    М-да… Похоже, выбора у меня нет…

    Вздохнув, я призвала ветер. Небольшой смерч вырвался за пределы нашего убежища и, все больше разрастаясь,  начал «очищать» пространство вокруг.

    — Вперед, первопроходцы. Только о «нити» не забываем.

    «Нитью», своим личным недавним изобретением, я гордилась по праву. Особое заклинание, крепко связывающее нескольких человек, не давало потеряться ни одному члену группы. Если же в походе кто-то отставал, его всегда можно было «подтянуть» к остальным членам отряда. Накладывалась «нить» только один раз. Для ее активации нужно было просто мысленно представить себе тех, кто рядом, словно скованных одной цепью.

    Мы шли уже пару часов. Природа вокруг не радовала. Кроме нас пятерых, иной фауны в ближайших окрестностях заметно не было. Флора тоже отсутствовала. У меня складывалось впечатление, что когда-то по этой поверхности прошлись неизвестным мне оружием. Ну или несколько магов, не отягощенных совестью и моралью, испытывали здесь свои «убойные» заклинания. Земля казалась мертвой, выжженной непонятным огнем, расплавленной до мельчайших частиц, пустой. Да уж, этот пейзаж полностью оправдывает свое название…

    — И долго мы так шагать будем?

    — У тебя есть другое предложение?

    Очередная стычка. Я привычно не прислушивалась. Поругаются, выпустят пар и через пару-тройку минут забудут о ссоре. Как обычно. Но вопрос, конечно, важный: сколько еще нам идти? И в ту ли сторону мы идем? Да и вообще…

    — Мне послышалось?

    Тихий плач, переходящий в скулеж. Как будто щенка обидели. Только не водится в этих местах обычной живности. Тут если кого обидишь, быстро станешь едой для жертвы.

    — Мара!

    Бесполезно. Мара у нас девушка жалостливая, потому и в разные нехорошие истории вляпывается с завидным постоянством. Она вляпывается, мы вытаскиваем. Она снова вляпывается, мы снова вытаскиваем. И так – каждый раз. Чего стоит хотя бы ее попытка защитить беспризорника от злых дядей, пожелавших вернуть украденное пацаном имущество. Я потом долго объясняла графу Пирейскому, что моя подруга не желала его оскорбить, ударив сзади по голове дубиной…

    «Нить» натянулась – Мара резко метнулась в сторону, пылая желанием спасти «несчастного». И уже через пару секунд вся группа вынужденно «любовалась» детенышем вымершего несколько тысяч лет назад скального волка. Жутчайшее создание, скажу я. Немного мельче своих лесных собратьев, но зато с ядовитыми длинными клыками и чересчур острыми когтями. Один раз пройдется лапой по черепу – и привет, предки, давненько не виделись.

    Как этот реликт здесь сохранился – можно не спрашивать. В Пустых Землях возможно всё, даже то, чего в обычной жизни быть не может. Например, встреча сумасшедшей девчонки, «повернутой» на помощи всем на свете «несчастненьким», и древнего создания возрастом в несколько тысячелетий. Причем если есть детеныш, значит, должны найтись и его родители. Спасибо, подруга, дружила…

    Реликт заметил пристальное внимание к своей персоне, ощерил зубы и зарычал.

    — Правда, он прелесть?

    На прелесть волк был похож так же, как я – на бывшего советника Императора.

    Моя семья не очень-то хвастается своими разнообразными умениями и способностями. Мало ли, что мы умеем. Не пользуемся же этими умениями постоянно. Только люди из самого близкого круга знают о десятой части наших возможностей. Подчинять себе всякую живность я научилась еще в пять лет, а в семь пугала тетушку тесной дружбой со злобными соседскими волкодавами. Это нечто, рычавшее на руках у сиявшей от радости подруги, тоже необходимо было подчинить, и как можно быстрее. Иначе до следующих суток из нашей компании не доживет никто, включая безмозглую спасительницу.

    — Марк, — позвала я, не оглядываясь, жениха. Он откликнулся мгновенно. Сильные руки обняли меня, даря ощущение надежности, я откинулась на мускулистую грудь.

    Закрыв глаза, сосредоточилась, во всех подробностях представила себе взрослую особь скалистого волка, медленно и плавно перетекла своим сознанием в созданный образ и открыла глаза. Мои зрачки встретились со зрачками животного. Тот напрягся, зарычал, не пытаясь, впрочем, вырваться из рук «спасительницы», затем резко обмяк, заскулил и поджал хвост. Вот и всё. Отныне я – полновластная хозяйка малолетнего реликта. Тётушка будет в восторге…

    Дальше шли молча. Мара дулась на меня за не очень-то нужное, по ее мнению, вмешательство, Марк восстанавливал силы, – моя магия потребовала от него чересчур много энергии – Влад и Соня осмысливали произошедшее.

    Ветер, давно уже переросший в средней руки воронку, вдруг остановился, замер, утих. Преграда? Здесь? Откуда? Хотя о чем это я… И в чьи же владения мы попытались вломиться?

    Два милых «шерстяных» бобика в холке мне почти по грудь, выскочившие нам на встречу с явными намерениями полакомиться незваными гостями, по своей дурнине напоровшимися на собачек, в восторг народ не привели. Зубы длиной в несколько сантиметров каждый тоже радости не доставили.

    — Сандра, кто это?

    — Понятия не имею. Горишь желанием пообщаться с ними и выяснить? Вперед.

    Влад обиженно фыркнул, но свои глупые расспросы прекратил.

    Живность зарычала. Я восхитилась таким глубоким гортанным звуком. Им бы в театре петь. Предсмертные арии.

    — Сандра!

    — Что?

    — Сделай что-нибудь!

    — Не могу. Они давно на полной привязке. Меня не послушают.

    — И что теперь будет?

    — Нас съедят.

    — Сандра!!!

    Зачем так орать-то? Пусть и шепотом… Что, вот что я могла сделать в такой ситуации, против чужих Стражей, у границы чужих владений, не будучи знакома, даже приблизительно, с чужой магией?

    — Тише, девочки, тише. Не пугайте наших гостей.

    Приятный баритон застал нашу пятерку врасплох. Мы дружно повернулись на голос: мужчина лет пятидесяти, невысокий, сухощавый, темноглазый, в каких-то растянутых штанах, потерявших краску лет тридцать назад, и такого же типа майке, открывающей впалую волосатую грудь. Смотрит с интересом, но вроде как дружелюбно. Хотя кто их, одичавших магов, знает.

    — Позвольте представиться, дамы и господа: Артиус Великолепный. Прошу, будьте моими гостями.

    Ой, как мы влипли… Самый психованный колдун нашей планеты… Народ, судя по любопытству на лицах, еще не в курсе, куда нас занесло. Блин… Надеюсь, он не захочет повторить свой давнишний неудачный эксперимент по переселению душ в другие тела… Нет, это только мне может так «везти»…

    Наш временный хозяин меж тем гостеприимно взмахнул рукой, и прямо перед нашими носами оказалась арка. Обычная такая арочка, сложенная из серого, пористого месского камня (боюсь даже думать, каким образом доставлялась сюда данная практически драгоценность), открывающая проход к невысокому одноэтажному домишке, обшарпанному и давно не крашеному. Понятно теперь, почему волкодавы так рычали: мы практически вломились в чужое жилище…

    «Когда нет выхода, надо хотя бы на время сделать вид, что все так и было задумано», — твердил мне отец, обучая меня выживанию в опасных районах города. Ладно, посмотрим, что можно вытянуть из сложившейся ситуации.

    Свернутое пространство – идеальный выход для тех, кто пытается за ветхим фасадом скрыть роскошное внутреннее убранство. Любитель смертельных опытов предпочитал жить на широкую ногу, и мы, едва переступив порог, оказались в копии императорского дворца – те же потрясающие ормундские ковры на полах, та же мебель из редких пород дерева, те же гобелены, вытканные вручную мастерами из Арлии…

    Хозяин всего великолепия стоял рядом, приосанившись, уперев руки в боки, надутый, словно тот индюк, и с гордостью оглядывал свои «скромные» владения. От нас явно требовали ахов и вздохов. Пришлось картинно закатывать глаза и с придыханием выдавать серию комплиментов. Маг ожидаемо расцвел и наконец поинтересовался нашими именами. Мы по очереди представились.

    — Надеюсь, ваши апартаменты придутся вам по вкусу, дамы и господа. Мои слуги вас проводят.

    Проводили. На второй этаж, где и располагались гостевые покои. Третий, самый последний из этажей, принадлежал хозяину. Вход туда, как пояснил нам маленький сухонький старичок, исполнявший роль мажордома, гостям был заказан.

    — Только по личному приглашению господина.

    Ну и ладно. Не очень-то и хотелось. Лично я с большим удовольствием оказалась бы у себя дома. Жаль, не получится…

    Две комнаты, пусть и немаленькие, с отдельными кроватями для каждого. Да, не ценит своих временных «постояльцев» колдун. Словно слуг каких, кучно поселил. А ведь только мне по рангу положены личные покои с несколькими слугами и персональной гостиной. Остальной народ тоже не привык тесниться с соседями, кроме Влада, конечно. Ну да ладно. Мы тут, хочется верить, надолго не останемся. А пару-тройку дней можно и так прожить. В конце концов, спали же мы в одной палатке все впятером, когда в горы выбирались.

    — И что это за фрукт? – Парни завалились в «девчачью» комнату, я предварительно накинула полог от прослушки, и мы принялись обсуждать наше не очень завидное положение.

    — Артиус Великолепный. Полный псих. Лишен всех регалий и положения в обществе за подпольные опыты над людьми и животными. Пытался «пересадить» души в разные тела. Можешь себе представить лань с повадками волка? Или нищего с душой императора? Нет? Вот и правящей семье подобные «развлечения» пришлись не по нутру. Его даже судить хотели. Но он нашел возможность сбежать. Официально считается пропавшим без вести.

    — А неофициально живет в Пустых Землях… Повезло нам, ничего не скажешь. Как думаете, он оставил свои опыты?

    — Вряд ли. И мы вполне можем стать его очередными «зверюшками». Не бледней так, Соня. Ты же все равно замуж не хотела.

    — Смешно, угу. То «замуж», а то жизнь.

    — Так кто сказал, что ты умрешь? Может, в его собачку переселишься, будешь на незваных гостей рычать. Ай, больно же!

    — Народ, а где наша живность?

    Мы, замолчав, недоуменно переглянулись. Влад заметил то, на что не обратили внимание остальные. В самом деле, куда делся щенок скалистого волка? Эти создания своих хозяев не бросают.

    Как ни вспоминали, выяснить, когда видели животное последний раз, не смогли. Странно, конечно, но тем лучше: не представляю себе, как существо с Пустых Земель приживется в моем доме. Мне придется слугам в несколько раз довольствие поднять, только лишь бы они массово увольняться не начали. Кто ж захочет с опасным реликтом бок о бок жить. Так что оно и к…

    — Господин ждет вас к ужину! – Все тот же мажордом заглянул в дверь и величественным жестом предложил нам следовать за ним. Ну это в его воображении жест получился величественным. А так, в реальности просто рукой взмахнул. Хорошо, что по стенке своей конечностью не заехал, слишком уж резким движение получилось.

    К ужину так к ужину. Встали, потопали. Восемнадцать ступенек вниз. Хоть бы переодеться во что дали, сатрапы. Так нет же, никакой сменной одежды. Ешьте, гости дорогие, в грязном и пыльном. И ладно бы это грязное и пыльное парадной одеждой оказалось. А так, на всех пятерых домашние костюмы: штаны и кофты не особо презентабельного вида. Ну а в чем еще пить садиться? Хорошо еще в халаты обрядиться перед пьянкой не додумались.

    Стол накрыли скромный: всего два вида жареного мяса, три вида каш, вино, судя по форме бутылки, не очень дорогое, и закуска – сыр и овощи. Причем часть овощей нам с народом не знакома. Это что, здесь теперь у каждого свое хозяйство? Или чистой воды магия? Фиг его знает, но пробовать коричневые клубни, чем-то напоминающие гибрид картошки с помидором, я точно не собираюсь. Судя по взглядам друзей, они тоже есть ЭТО не рискнут.

    — Прошу разделить со мной мою скромную трапезу! – Колдун сиял посильней начищенных императорских доспехов.

    Уселись на предупредительно выдвинутые слугами деревянные стулья. Я откинулась на спинку, не таясь, оглядела комнату. Да уж, выбраться отсюда можно только с огромным трудом: Всего одно окно на стене напротив зарешечено, у двери дежурит молодец выше меня головы на две, а я, на минуточку, почти метр восемьдесят. Плюс нельзя снимать со счетов прислуживающих миловидных девушек, они точно без дела не останутся в случае заварушки. Ну и сам хозяин – полоумный маг, по силе намного превосходящий меня. В общем, вывод не радовал: если и прорываться с боем, то ценой моих сил и, может, даже жизни… Весело живем… Мало мне было дома приключений на свою нижнюю часть, скучала. Вот, получите, девушка, развлечение…

    — Вы мне не доверяете, милая? – И смотрит, ухмыляясь. Дядя, я тебе и улицу возле своего дома подметать не доверю, что уж говорить о наших дурных жизнях…

    — А должна, господин Артиус?

    Темные глаза цвета стоячей болотной воды прищурились.

    — Мы с вами знакомы?

    — С вами — не имела чести. Зато хорошо знакома с вашим именем и вашей репутацией.

    Намек колдун понял.

    — Вы магиня? В таком юном возрасте?

    — «Магии, как и любви, подвластен любой возраст».

    — Витор Берейский. Не знал, что его еще изучают. Что ж, приятно встретиться, коллега. Уверяю вас, я здесь на отдыхе, делами не занимаюсь. Кстати, какая у вас специализация?

    — Стихии.

    — Очень интересно… Клятва Оргуса Долийского в полном варианте вас устроит?

    — Вполне.

    — Отлично. Клянусь, что ни словом, ни делом, ни бездействием, ни жестом, ни мыслию не причиню вреда ни вам, ни вашим спутникам в моих владениях, если, конечно, меня не вынудят защищать свою жизнь и собственность.

    Я кивнула, принимая клятву, и приступила к трапезе. Народ, посмотрев на меня, тоже взялся за столовые приборы.

    Ели молча. Не знаю, о чем думали мои спутники, я же размышляла о дальнейших перспективах. В принципе, даже хорошо, что нам попался на пути этот маг: будет возможность отдохнуть и выспаться. Правда, не уверена, что он нас так просто отпустит. Хотя с другой стороны… Клятва принесена, причем по всем правилам. Значит, можно как минимум не бояться плена. А вот что делать дальше? Как вернуться домой? Как выжить в этих самых…

    — Господин! – Течение моих мыслей прервал перепуганный слуга, влетевший в дверь безо всякого стука явно не просто так. Судя по увиденному, челядь здесь вышколенная, следовательно, должно было случиться что-то чересчур серьезное, чтобы прислужник решился прервать трапезу своего хозяина.

    — В чем дело? – Голос колдуна задрожал от едва сдерживаемого гнева. Ну да, как же, Его Сиятельство потревожили.

    — Господин! Там… Там чудовище! Жуткое! Оно на собак нападает!

    Потрясающе насыщенная у людей жизнь: то гостей привечают, то от чудовищ отбиваются.

    Во двор вышли все: и хозяин, и мы, и слуги.

    Действительно, нечто серое, круглое, огромное, словно воздушный шар, рычало и скалило зубы, пытаясь напасть на охранников мага. Те в свою очередь показывали клыки и готовились к схватке, вздыбив шерсть на загривке и поджав хвосты.

    — Какой милый шарик, — задумчиво протянула я, с интересом разглядывая непонятное создание. Шарик резко развернулся в мою сторону, сразу же сдулся, и уже в следующую секунду возле моих ног увивался потерянный щенок скалистого волка. Мда… Если эта живность умеет так трансформироваться, я даже боюсь представить себе остальные ее способности…

    — Это ваше? – С любопытством поинтересовался колдун.

    — Увы…

    — Милый малыш. Не хотите продать его?

    Малыш мгновенно оскалился и зарычал. Прелестно… Он что же, еще и язык понимает? Или по тону смог догадаться? Хотя какой там, по тону… Значит, надо взять себе на заметку: поменьше обсуждать это чудо в его присутствии.

    — Не получится. Полная привязка на хозяина.

    — А хозяин, то есть хозяйка, в данном случае вы. Жаль.

    А уж мне-то как жаль. И себя, и родичей, и имение, когда этот реликт у меня дома окажется.

     

    — И что это было??? Там, за столом. Что за клятва такая, после которой ты вдруг решила поверить этому типу???

    Соня. Глаза так и сверкают от любопытства. Забрав живность, мы всей толпой ушли в «девчачью» комнату, я накинула полог от прослушки, и народ принялся тормошить меня, желая узнать подробности. Волк наблюдал за нами, поедая кусок мяса на коврике у кровати.

    — Обычная клятва. Приносится одним магом другому как гарантия, что на гостя никто не будет покушаться.

    — Ты ему веришь?

    — Ему – нет. Магии – да. Сонь, ты не забывай: магические клятвы составлены таким образом, что обмануть или обойти их нельзя. Вот уйдем с его территории, тогда можно будет беспокоиться о своем здоровье. А так, пока мы здесь, он нам вреда не причинит. Кстати, народ, как назовем нового члена команды?

    Клички посыпались одна за другой. Причем креативные мои друзья даже Пирожком обозвать предлагали. Мохнатое чудо на полу в ответ на такое имечко ощерилось и недовольно зарычало, запомнив весельчака. Сдается мне, Владу теперь придется обходить волка по широкой дуге не один десяток лет.

    — А это кто вообще, ну, мальчик или девочка? – Поинтересовалась вдруг Мара.

    Мы переглянулись и вопросительно уставились на «приобретение». Волк засмущался, рыкнул и сжался в комок. Да уж, сам «отличительные признаки» точно не покажет.

    По поводу имечка спорили долго. Сошлись на нейтральном — Детка. У волчонка это прозвище восторга не вызвало, но спорить с хозяйкой живность не стала. И то хлеб.

    Выпроводив парней, собрались с девчатами вымыться, благо к каждой гостевой комнате  прилагалась комнатка поменьше, с так называемыми удобствами. Туалет тут заменяла дыра в полу, вместо ванны стоял большой таз. Вода для мытья поступала из бака, прикрепленного к стене над тазом. Ну и пара-тройка ковшичков для мытья и полотенец, не особо мягких, тоже прилагалась. Вот только мылом никто нас не снабдил. Да и одежда грязной оставалась. Плюнув на неудобства, ополоснулись по очереди, постирали одежду, я вызвала теплый ветерок для ее просушки, и уже через два часа мы спали в кроватях.

    Разбудило меня рычание, тихое, но угрожающие. Спросонок попыталась понять, где нахожусь, и услышала испуганное:

    — Госпожа, отзовите песика! Не виноват я! Вас господин зовет!

    Это что еще за новости? Будить гостей посреди ночи? Ему жить надоело?

    — Сандра?

    — Мара, у нас гости. Буди Соню.

    — Я не сплю…

    — Тогда поднимайтесь и топайте за парнями.

    — Но, госпожа… Звали только вас…

    Судя по голосу, тот самый старик-мажордом.

    — Ты хочешь пообщаться с моим песиком? Нет? Вот и стой молча. А я сама решу, куда и с кем мне идти.

     

    Дрожавший от ужаса мажордом, под неусыпным присмотром волчонка, отвел всю нашу сонную компанию вниз, в одну из зал, предназначенных для приема гостей. Там уже сидел в кресле, спиной к окну, наш гостеприимный хозяин. Рядом с ним стоял человек, при виде которого мое сердце мгновенно ухнуло вниз: среднего роста, мускулистый, практически всегда улыбающийся, веселый и умный мужчина лет сорока. Вот и сейчас голубые глаза смеялись, а на губах цвела довольная улыбка.

    — Ну здравствуй, дочь. Долго же ты добиралась.

    — Папа? – Свой голос я не узнала. Даже не голос, так, шепот. Народ за спиной тоже шептался и переглядывался.

    Герцога Ильнора Рамонского в лицо знала вся моя компашка. Он всегда принимал участие в наших вылазках, помогал в трудных ситуациях моим друзьям и был готов на любое сумасбродство.

    Вот только… Уже несколько лет они с матерью числятся пропавшими без вести… Практически мертвыми… И пусть официально меня главой рода никто не признавал, неофициально весь высший свет давно позабыл и об Ильноре, и о Рамине, его супруге и моей матери. И вот теперь, здесь, в Пустых Землях…

    Я скосила глаза на свое недавнее приобретение. Волчонок невозмутимо лежал на полу возле моих ног, всем своим видом давая понять, что со мной действительно разговаривает живой человек, а не наведенный морок. Это что же получается…

    — Пап, это правда ты?

    Да, вопрос дурацкий, герцогине не подходит, но ничего другого я спросить просто не смогла.

     

    — Пустые Земли – отличное место для всех, кто хочет исчезнуть. Если приспособиться к жизни здесь, то можно без труда занять в существующей иерархии нужную тебе позицию.

    Отец сидел в кресле перед камином с бокалом вина в руках, изредка посматривая на язычки пламени, плясавшие в очаге, он рассказывал о жизни здесь. Рядом с ним, на подлокотнике, притулилась четырехлетняя девчонка, низенькая, толстенькая, как шарик, со смешливыми голубыми глазами, небольшим ртом и черными волосами, моя самая младшая сестра, та самая причина, из-за которой родители так внезапно исчезли из «мира живых». Дебра оказалась сильнейшим магом. Нет, Хозяйкой Стихий она не была. Ей подчинялись время и пространство. И когда мать, будучи беременной, случайно осознала сей факт при очередной попытке понять, откуда ей знакомы неизвестные ранее люди, они с отцом решили притвориться умершими, боясь, как бы девочку не пожелали использовать для своих гнусных целей различного рода проходимцы. Мне, их наследнице, оставили маячок в той самой комнате, в которой мы с друзьями позже так любили распивать вина из герцогских подвалов.

    — Милая, ты ведь не обижаешься на нас с папой?

    Матушкина рука с нежностью прошлась по моим волосам. Мы устроились напротив отца с сестрой, на небольшом мягком диванчике. Я в ответ только тяжело вздохнула. Нет, теперь, узнав обо всем, я не обижалась, конечно, хоть и понимала, что родители никогда не смогут вернуться домой. Ведь только Пустые Земли могут полностью блокировать уникальные способности Дебры. А значит… Значит, мне и дальше придется играть роль старшей в роду… Ох, как же обо всем рассказать Анжеле и Саре? Боюсь, ни сестра, ни тетя не поймут этого поступка. Особенно Анжи. Она после исчезновения родителей стала совершенно невыносимой. И до сих пор плачет по ночам…

     

    Домой мы попали через тот же портал, что выкинул нас в Пустые Земли. Как оказалось, его можно было использовать несколько раз, если знать особое заклинание. Отец знал…

    Ни тетя, ни сестра от новостей в восторг не пришли. Но плакать Анжи прекратила.

    Мара все же вышла за Влада, предварительно разругавшись со всей родней. Как же, такой мезальянс!

    Мы с Марком поженились через полгода после свадьбы друзей. Император и его, естественно, мать присутствовали у нас на свадьбе, как почетные гости.

    Реликт прижился в доме, стал почти ручным, но все же любит попугать слуг.

    Я все же надеюсь еще хотя бы раз попасть в Пустые Земли, увидеть родителей, сестру…

Просмотр 1 сообщения - с 1 по 1 (всего 1)

Для ответа в этой теме необходимо авторизоваться.